?

Log in

No account? Create an account

ВОДА И КРОВЬ

Ныне нас сбирает не разбой-потеха –
Ныне призывает гневный клич войны.
Ныне наши стяги – паруса смолёны
Ветром напоёны, в небо взметены!
Ныне мы доспешны, бронны да шеломны.
Не ватага татей – кованая рать!
Ныне мы оружны снастью харалужной,
Ныне мы горазды реки расплескать!

Слушай, слушай, Волга плески наших вёсел!
На волнах неси нас к станам басурман.
Мы твоей водицей угостим напиться,
Мы её окрасим во закат багрян!
В лязге под щитами с ворогом квитаться,
Копьями судить да саблями карать!
Ныне наша доля – жатва смертна поля,
Ныне наша воля – во сто крат воздать!
Библиотека ярославской семьи - это серия книг (сейчас их уже 23) о Ярославском крае. О его природе, флоре и фауне, лесах, реках, озёрах и болотах. О городах и деревнях. О традициях, истории - в общем, много о чём. Как только книги этой серии стали появляться в продаже, я для себя решил, что куплю все. И для начала купил про историю Ярославского края.
Написано там, само собой, очень обзорно, но это и понятно - невозможно на сотне с небольшим страниц охватить отрезок времени от палеолита до наших дней. Задача книги в другом: пробудить интерес, познакомить читателей с основными вехами, а также дать систему, основываясь на которой они будут искать нужные и более углублённые сведения сами. С этой задачей книга справляется отлично: текст написан так, что не оторваться (забегая вперёд, скажу что том про реки я заглотил за ночь, вместо сна), качественные и толково подобранные иллюстрации, великолепная общая подача.
Раз такое дело, стал постепенно приобретать прочие книги серии, и сейчас у меня их 18. Надо было быть порасторопнее - какие-то тома уже раскуплены полностью, так что придётся ждать допечатки. Надеюсь, она будет.
Что объединяет всю серию, так это качество исполнения. Книги - настоящий, как сейчас принято говорить, артефакт, сделаны на высоком уровне. Если такое стоит на книжной полке, то вне всякого сомнения становится предметом гордости семьи. А уж если открыть и начать читать, то отношение к серии только улучшается. Интересный текст, живой язык изложения, отсутствие какого бы то ни было идеологического уклона (не смотря на то, что несколько томов посвящены церквям и монастырям, в православие авторы не зазывают, повествуют культурологически, с научной объективностью). Разделы о природе такие, что хочется всё бросать и убегать в поля, путешествовать по берегам рек и озёр, разглядывать соцветия, наблюдать повадки перелётных птиц. Впечатления от городской серии аналогичные - ставишь себе задачу посетить все города без исключения. И так далее, по направлениям. По прочтении ощущаешь себя настолько мощным знатоком родного края, что с этим знанием надо что-то делать; просто так носить в себе уже невозможно.
Отдельно скажу о коллективе авторов. Приятно было видеть знакомые фамилии среди авторов текстов и фотографий. Жаль, что нашего рыбинского краеведа Козлова уже нет в живых, но наследие он оставил добротное. Отрадно знать, что А. Ю. Данилов, чьи лекции на Истфаке ЯрГУ были одними из самых интересных, сейчас уже заведует кафедрой. Они, и прочие - энтузиасты своего дела, и именно поэтому из их рук вышло такое замечательное произведение.
Библиотека ярославской семьи - важное культурное явление, которое может стать началом большого краеведческого сдвига. Как в рамках Ярославии, так и прочих земель нашей огромной страны, явившись тому примером. Советую не пропустить, потом можете пожалеть.
Что такое непрерывность истории в восприятии людей? Это когда история народа (а в случае с Россией и государства, ибо русский народ – это народ-государственник, и одно без другого невозможно) воспринимается как единый цельный поток событий, без вырванных страниц и вычеркнутых имён. Казалось бы, это так просто, однако на практике всё совершенно иначе.
Проблема заключается в том, что некоторые люди не воспринимают, не оставляют права на существование отдельным отрезкам нашей истории. Самый яркий пример – это отношение либеральной общественности с одной стороны и право-патриотической с другой к советскому периоду. Его вычёркивают из русской жизни, называют инородным, враждебным и губительным, а на всех, кто отстаивает позиции научной и исторической объективности, сразу лепят ярлык совка. Доходит до того, что воинов РККА, которые защищали свою землю и свой народ в годы Великой отечественной войны, лишают права называться патриотами. Хотя кто как не они настоящими патриотами и являются. При этом в массовом сознании упомянутых категорий граждан запросто уживается явный, казалось бы, парадокс, который отлично иллюстрируется фильмом «Адмиралъ». В начале фильма героические матросы Императорского флота самоотверженно сражаются с превосходящими силами врага, а чуть позже пьяная матросня безжалостно расстреливает офицеров. Позвольте, но разве это не одни и те же люди? Оставим на совести авторов фильма такие приёмы эмоционального манипулирования образами и обратимся к сути. Да, революцию делали те самые героические солдаты и матросы. И блистательные офицеры тоже. Согласно статистике, большинство офицерского корпуса Российской армии не устранилось от революционных событий, а приняло в них участие. Из их числа чуть более 42 процентов взяло сторону различных революционных партий, остальные же примкнули к Белому движению. Как видим, распределение сил было близким к равностороннему, а это говорит о многом. Однако революцию делали и другие сословия. То самое патриархальное крестьянство, которое так любят идеализировать современные поклонники монархии, в большинстве своём выступило на стороне революционных сил. Интеллигенция, какой бы разнородной она ни была, немалой частью своей приняла революцию и во многом сформировала её идеологию. Иными словами, как это и бывает во времена социальных переломов, все общество оказалось так или иначе вовлечено в те драматические события. И нельзя не признать, что сторонниками нового жизненного устройства выступило большинство. – именно поэтому оно и победило.
Так кто же сражался за этот пресловутый советский строй, кто его строил? Да наши с вами не такие уж и далёкие предки. Кого-то вы, возможно, даже застали в живых. Это они, звенья живых цепей поколений русских людей, приняли решение построить новый мир. Получилось оно или нет – это другой вопрос. Мне наверняка возразят, что идеологами марксизма были инородцы – и прежде всего евреи. В качестве доказательств приведут действительно немалое число характерных имён и фамилий. И правда, в высшем руководстве большевиков, меньшевиков, эсеров, анархистов было немало евреев. Как немало там было и русских, белорусов, украинцев, поляков и прибалтов – империя многонациональна, что тут поделаешь. Однако революцию на местах делали всё же не евреи. Откройте списки партийных ячеек заводов, фабрик, мануфактур, железнодорожных депо, ремонтных мастерских, грузовых портов, т.е. средоточия всего того пролетариата, которому нечего было терять, кроме собственных цепей – много ли вы там найдёте евреев? Надо ли говорить про крестьянскую среду? А солдатскую, офицерскую? Хотим мы того или нет, однако становится очевидным, что как и везде в России, локомотивом нового революционного строя выступили русские – титульная нация. Этот факт настолько неудобен для осознания, что его будут отрицать всеми силами; однако те, кто ищут в истории и жизни объективности, а не удовлетворения своих желаний, вынуждены будут принять его.
Да, наши прадеды свергали царя и Временное правительство. Да, они воевали и победили в Гражданскую.
Да, наши деды не пустили на русскую землю (тогда её называли советской, но разве это меняет суть) иностранных захватчиков. Да, наши отцы работали на советских заводах, создавали передовую науку, строили города - и считали, что всё они делают в своей жизни правильно. Ну так что ж, назовём их совками, отвернёмся от них, прервём цепь поколений, презреем своих предков? И будем называть себя патриотами?
Советский период – не единственный «неудобный», он просто очень выразительный. Однако это – лишь период в непрерывной истории России. Лично я считаю, что Родина – всегда одна, какая бы идеология в ней не господствовала. И народ русский – всегда один, под какими бы знамёнами он не вставал навстречу врагу. И эта живая цепь событий и людей, эта история со всеми её периодами - и есть наша судьба, наша честь и гордость. Наша данность, великая и трудная, но которая вполне нам по плечу. Следуя же логике избирательных патриотов, есть периоды правильные, а есть неправильные – и вот последние-то надо отрицать. Продолжая следовать их логике, времена монголо-татарского ига, годы поражений в Ливонской войне, десятилетие Смуты ничуть не лучше, чем советский период, а может, даже и хуже. Эти времена разгромов, слабости, предательств и унижения – они какие-то некрутые. Что ж, давайте и их вычеркнем из нашей истории. И получится, что тут люблю Родину, а тут не люблю. Но так не бывает.
Лично для меня патриот – это тот, кто готов принять историю своей страны такой, какая она есть. Тот, кто бесстрашно смотрит в прошлое, не боясь уколоться взглядом о неудобное. Тот, кому остро важна правда. Тот, кто этой правды ищет и доискивается. При этом он может придерживаться любых политических взглядов, но не транслирует их на уже свершившиеся в прошлом события – и тем более не искажает их выгодной интерпретацией. Только при таком подходе наша история станет не источником раздоров и конфронтации, а фундаментом мощи и нерушимости России.

О НАЗВАНИИ КОПАЕВА

Ещё одна статья, вдогонку. О происхождении топонима Копаево, за авторством уже хорошо известного нам Козлова.
Прежде всего – о названии. Уроженец Копаева ленинградский профессор Михаил Александрович Кузьмин считает, что название происходит от глагола «копать». По его предположению, в середине 19 века в устье речки Уткошь вскопали правый берег Волги для создания здесь пристани и железнодорожной станции. От глагола «копать» и произошло название. Однако эта версия вызывает большое сомнение, так как Копаево упоминается в архивных документах уже в середине 18 века.
Более реальный вариант предложила жительница поселка им. Кирова Раиса Владимировна Вохмянина, работавшая там в 1990-х годах воспитателем «Комнаты школьника». По ее сведениям, в Копаеве издавна изготавливали многочисленные речные суда. Поскольку важнейшим элементом в конструкции судна является копань (шпангоут), то от этого слова могло произойти и название «Копаево».
Но наиболее предпочтительный вариант названия мы можем предложить, обратившись к словарю В.И. Даля. Там есть два слова «копа», отличающиеся ударением. «Копа» с ударением на «о» употребляется в значении копать. А «копа» с ударением на «а» — в значении копить. Для второго варианта Даль приводит поговорку: «Где кора, там жита копа, где лог, там сена сноп». По тому же словарю «кора» — это твердая оболочка чего-либо, скорлупа, кожура. Таким образом, Копаево – это место, где молотили хлеб и где его много.
В этом очерке под Копаевом мы будем понимать территорию много большую, чем микрорайон: всю восточную часть города, лежащую за железнодорожным переездом у бывшего завода «Магма». И вначале обратимся к увлекательнейшему занятию: просмотру старых карт.
На карте Рыбинского уезда 1908 года мы видим ряд селений, когда-то находившихся вдоль Ярославского тракта и ныне исчезнувших. На пятой версте от города располагалась деревня Оленинское. В октяб-ре 1812 года здесь ночевала колонна пленных французов. В 1855 году, за шесть лет до отмены крепостного права, Оленинское принадлежало коллежской советнице Шаблыкиной.
При пересечении Ярославским трактом речки Уткошь, там, где сейчас западная оконечность очистных сооружений, находилась небольшая деревенька Пшеницыно.
Современное Копаево начинается в месте, где Ярославский тракт становится улицей Ошурковской. Здесь когда-то находилась деревня Ошурково. В словаре В.И. Даля слово «ошурки» определяется как «поскребыши, крохи, оборки». Впрочем, писал Н.А. Некрасов, среди русских селений встречаются и такие, как Горелово, Неелово, Неурожайка. В 1826 году Ошурково принадлежало генералу Федору Дмитриевичу Сухареву, а спустя два десятилетия – ярославскому губернатору Константину Марковичу Полторацкому.
Центром Копаева является конечная остановка автобуса маршрута номер 1. На карте 1908 года здесь находилось сельцо Верзилово. В первой половине 19 века Верзилово принадлежало действительному статскому советнику, предводителю рыбинского уездного дворянства Николаю Михайловичу Клементьеву. В 1831 году, когда в России случилась вторая эпидемия холеры, Клементьев принял самое деятельное участие в борьбе с напастью. За что 17 апреля того страшного года император Николай I выразил владельцу Верзилова свое монаршее благословение.
Через все Копаево, вдоль улицы Ошурковской, бежит небольшой ручей Чечера.
Просматривая журнал «Наука и жизнь» за 1997 год, в статье «Иванов день на поганых прудах» я прочитал, что речка с таким названием протекает и по территории Москвы. Название это родилось у балтоязычных народов, живших здесь до 12 века, и переводится как «Гороховая».
Чечера впадает в речку Уткошь, у которой также есть своя история. В 1926 году группа учащихся Рыбинского педагогического техникума под руководством геолога А.Н. Егорова совершила экспедицию на Уткошь и обнаружила старое русло реки, существовавшее более 1000 лет назад. По сравнению с сегодняшним оно было смещено на 2, 5 метра.
В 1929 году по постановлению ВЦИК Копаево вошло в городскую территорию. Вскоре начались геолого-разведочные работы на новых площадях. И тогда выяснилось, что самой высокой частью Рыбинска, 120 метров над уровнем моря, является участок дороги между Копаевом и Ошурковым.
Зимой-весной 1936 года, когда между Копаевом и деревней Семеновское начиналось Особое строительство НКВД, здесь предварительно провели геолого-разведочные работы с бурением. Грунты оказались вполне подходящими для строительства огромных элеваторов, которые вскоре тут и появились.
На эскизном плане Рыбинска 1929 года также можно встретить уже не существующие объекты. Обозначен гвоздильный завод, известный нам как станкостроительный завод и ликвидированный на рубеже XIX и XX веков.
Между гвоздильным заводом и железной дорогой расположен поселок Веселые острова. Если подняться по трассе в гору от гвоздильного завода, то окажемся в поселке Новый починок.
Почему новый?
Потому что на плане Рыбинска 1910 года, изданном газетой «Вестник Рыбинской биржи», через дорогу от будущего Нового починка находился просто Починок. В Новом починке имелись улицы, все с рабочими названиями: Токарная, Малярная, Путейная.
Но самое большое открытие ждало на карте 1908 года: сельцо Копаево находилось там, где сейчас восточная окраина поселка им. Кирова?! Одноименное название имела и пристань на Волге, ниже устья Уткоши.
В начале 19 века Копаево принадлежало самому богатому рыбинцу того времени – купцу Л.А. Попову. В 1822 году Лаврентий Алексеевич продал Копаево своим однофамильцам: полковнику Ивану и майору Федору Степановичам Поповым.
Миграция Копаева до современного места была, видимо, таковой: когда в 1870 году со стороны Москвы к Рыбинску провели железную дорогу, стальные рельсы протянули и до Копаева. Так родилась станция «Копаево». Фирма Товарищества братьев Нобелей строила свою перевалочную нефтебазу уже в Копаеве. После того как санкт-петербургский купец И.А. Галунов ниже нефтебазы построил мукомольную мельницу, название «Копаево» перешло и на поселок при мельнице.
В первые годы советской власти изначальное Копаево стало поселком им. Ленина, а после смерти Сергея Мироновича Кирова – поселком им. Кирова.

А.Б. Козлов, сотрудник Рыбинского музея-заповедника.

О РЫБИНСКИХ КРЮЧНИКАХ

Статья не моя, найдена на просторах интернета, а автор указан внизу.

В экспозиции Рыбинского краеведческого музея висит портрет почтенного, седовласого старца, в нижней части изображения имеется надпись: "1870 года октября 1-го. В присутствии их императорских высочеств великого князя Владимира Александровича и великого князя Николая Николаевича Старшего сей старец 82-х лет разорвал полную колоду карт, согнул двугривенный. Свежее яблоко положил между двух пальцев - среднего и указательного, сжав пальцы; яблоко развалилось пополам. Чему зрителями были 19-ть лиц разных чинов, находящихся в свите их императорских высочеств, и воронежский гражданский губернатор князь Трубецкой". Старец поразивший великих князей своей необыкновенной силой, был не герой древнегреческих мифов - Геракл, и не монах из монастыря Шао-Линя, а обыкновенный рыбинский грузчик.

Если подниматься к Рыбинску вверх по Волге, то первыми строениями при приближению к городу, будут заброшенные мельничные причалы в поселке Копаево. В давние времена через эти причалы проходили тысячи тонн грузов, в первую очередь зерно и мука, и именно волжские порты и причалы в XIX веке принесли Рыбинску славу столицы бурлаков и крючников. В 1853 г. Рыбинск имел порт и 12 пристаней, самые крупные и самые старые хлебные пристани были в Копаево. Недаром Галунов в 1884 году именно возле этих причалов построил свою мельницу, в то время одну из самых крупных в России. Да и само название поселка - Копаево, происходит от слова "копать". Был перекопан весь берег, под многочисленные причалы.
Как только открывалось навигация, в Рыбинск начинали приходить суда с Нижней и Средней Волги, за год их насчитывалось до 6 тысяч. Суда того времени были неуклюжи и тяжелы на ходу. Их длина колебалась от 7 до 80 саженей (сажень ~ 2,13 м), а грузоподъемность составляла от 2 до 70 тысяч пудов (32-1140 т). Основной тягловой силой были бурлаки. Во время навигации в Рыбинске собиралось до 130 тысяч крючников и бурлаков, тогда как все население города насчитывало в середине XIX века не более 7000 жителей. Разгрузкой барж занимались профессиональные артели грузчиков -крючники которых еще называли зимогорами. Зимогоры - значит горевать зимой. Река вставала, закованная льдом, всякое судоходство на Волге останавливалось и крючнику заработать деньги в это время не было ни какой возможности. Зато летом на заработки съезжались пришлые артели со всей Волги, которые составляли конкуренцию местным грузчикам, здорово сбивая расценки, что часто приводило к кровавым побоищам. Самыми многочисленными из "чужаков" были "ягуты" - крючники Казанской губернии, место где они раньше селились получило название "Ягутская слобода" (Ягутка).
Крючник по тем временам зарабатывал довольно неплохо (10-15 рублей в день), что позволяло носить безрукавки расшитые золотыми галунами, красота узора в зависимости от силы. Правда попасть в артель мог далеко не каждый. Кандидата сначала внимательно осматривал бригадир артели, или как тогда говорили батырь, после чего предлагал встать на весы, где лежал 9 пудовый куль муки (147 кг.), если новичок перевешивал, то он принимался как сейчас говорят с испытательным сроком. Сначала работал на "выставке", то есть выставлял кули с мукой из трюма на палубу. Позже, доказав свою силу и ловкость, уже собственно крючником или иначе "горбачем" - на своем горбу подымать куль в гору. Главным орудием труда у них был крюк - им поддерживался куль на спине. В помощь крюку была лишь седелка - рогожа предохранявшая спину от натирания. После рабочего дня, деньги делились батырем в зависимости от проделанной каждым работой. Заработанное обычно, в этот же день пропивалось в кабаках, которые во множестве окружали причалы. Причем крючники не признавали ни сырой воды, ни пива - только водка и крепкий чай, как у Некрасова "Он до смерти работает - до полусмерти пьет"
Рыбинским крючником побывал даже знаменитый писатель Гиляровский, который в повести "Мои скитания" описал жизнь волжских грузчиков. Особо отметив, что редко кто из них доживает до 35 лет, человек проработавший крючником более 8 лет огромная редкость, большая часть из них калечится. Оступился с девяти пудовым кулем или прогнившие мостки подломились - счастливо отделаешься, если кости не переломишь. Остальные заканчивали свою карьеру грузчика с диагнозом "Хронические страдания в спинном хребте".
Но те, кто дотягивал до преклонных лет, могли подобно старцу на портрете, удивлять публику феноменальной физической силой.

А. Гаврилов

О ФОМЕНКОВЩИНЕ

Сталкиваясь время от времени с последователями акадэмика Фоменко и прочих подобных ему волшебных историков, начинаешь задумываться, как им противостоять. На вопрос, надо ли это делать вообще, я для себя ответил, что надо.
Собственно, каковы приёмы сторонников «альтернативной хронологии»? Их немного, и они становятся достаточно очевидными, если рассмотреть их критически. Итак. Первый приём – псевдонаучность. Некое явление или череда явлений выдергивается из контекста и подаётся как научно обоснованный факт, однако выводы фоменковец делает свои, альтернативные. В качестве доказательства он даже может привести цитату или ссылку на источник. Выглядит всё весьма серьёзно. При этом главная надежда возлагается на то, что слушатели недостаточно хорошо знают историю и при этом сами не полезут разбираться, чтобы проанализировать обсуждаемую проблему самостоятельно. Наукообразный вид приведённых доводов позволяет фоменковцу выглядеть весьма солидно и продвигать любые, даже очевидно бредовые идеи. Как нетрудно понять, такая позиция весьма уязвима, т.к. стоит вам проявить эрудицию, раскрыть проблему во всей её широте, а не с одной только стороны, как то делают «волшебные», обратиться к полному комплексу источников и уличить оппонента в фальсификации – так противник будет повержен. Знание – сила.
Второй приём – кажущаяся очевидность. Например, фоменковец утверждает, что монголо-татарского ига не было, и придумали его подлые историки 18 века в своих корыстных целях, а заодно задурили людям головы. В качестве доказательства своей «гипотезе» такой деятель распахивает карту Евразии, указывает на неё и говорит: ну, вот какая Россия, а вот какая Монголия. И как такая маленькая Монголия могла завоевать такую огромную Россию? Простое возражение, что Русь 13-го века была совсем не такой, как Россия сейчас (что уж говорить про Монголию и монголов) ничуть не смущает разоблачителя – у него имеется другой аргумент. Монголия, говорит он – это же степь. А монголы – кочевники, так? Ну и где же они добывали железо? Как ковали сабли, а? Человек, знакомый с историей на таком же поверхностном уровне, как и сам фоменковец, может здесь задуматься – действительно, стереотипный образ степняка на коротконогой лошадке как-то не вяжется с образом рудокопа и кузнеца. Однако, если вы знаете историю чуть лучше, то вам есть что ответить, есть чем бить. Знание снова сила.
Третий приём – вовлечение в историки. Сравнивая достаточно общеизвестные факты, фоменковцы комбинируют их таким способом, чтобы сделать из них свой, альтернативный вывод. И человек, знающий историю неглубоко, следует по пути рассуждений фоменковца и вместе с ним приходит к тому же выводу. Тут он удивляется – ну надо же, как всё просто! И чего мудрят эти историки – видно, туман свой высоконаучный наводят со злым умыслом. Вообще, обвинения учёных присутствуют у фоменковцев постоянно – чёрный пиар в действии. Чтобы противнику перестали верить, его надо очернить, и тут все средства хороши. Однако вернёмся к приёму. Для доверчивого слушателя он весьма приятен и льстит – ведь его тоже считают историком, ему говорят: ну, посмотри, как всё просто, ты и сам так можешь! Бери какие-нибудь факты – любые, какие знаешь – сопоставляй, и делай удивительные открытия! Хочется пожелать фоменковцу пойти дальше и расширить научные горизонты – например, презреть фармацевтов и начать самому делать для себя лекарства из подручных реактивов, ведь это так просто. Хорошо, если дело закончится простой диареей… Но история – не химия, ей не отравишься. Вот почему в химии нет фоменковцев, а в истории есть.
Приём четвёртый - говорим о том, о чём большинство плохо информировано. Фоменковцы не обсуждают темы, которые общеизвестны. Поэтому вы едва ли найдёте столь излюбленные ими способы фальсификации в обсуждении современных событий. Попробуй они убедить читателей в том, что Иосиф Сталин и Иосип Броз Тито - один и тот же человек, так их тут же выведут на чистую воду. Однако с Иваном Калитой такой приём прокатывает. Современность хорошо известна, живы участники событий, имеется масса материалов самого разного характера, и все они доступны. Поэтому фоменковцы избегают всего этого. А вот что касается династий Древнего Египта, княжеств Древней Руси или Хазарского каганата (т.е. тех областей знания, о которых широкие массы имеют весьма поверхностные представления), то тут простор для фальсификаций широк. Впрочем, надо сказать, что рост патриотизма в последние годы побуждает людей изучать историю своей страны, и это сужает горизонты фоменковцев, оттесняет их деятельность в более удалённые сферы.
Что ещё отличает упомянутых деятелей, так это напористая эмоциональность. Наука вообще не терпит чувств, она холодна, взвешена и рассудительна. Она не принимает ничью сторону, она накапливает сведения, изучает их и делает выводы. Наука рассматривает мнения всех сторон, наука вникает в каждый источник, наука суммирует, сеет через тонкое сито. Историческая наука как никакая другая знает цену словам, и поговорка «врёт как очевидец» - из её горько-иронического арсенала. История знает, что человеку свойственно преувеличивать, преуменьшать, пугаться, проявлять глупость, честолюбие, упрямство, и самое главное – что человеку свойственно лгать. Вот почему наука не скажет ни слова до тех пор, пока не будут досконально изучены все доступные источники. Ну а поскольку фоменковцы – не учёные, то вся эта этика им чужда, и они рубят с плеча. И сразу. Эмоциональное давление на читателя начинается с первых минут; ему сразу же объяснят, кто хороший, а кто плохой, и при этом сходу закидают «плохого» таким количеством грязных эпитетов, что оказаться на его стороне у читателя едва ли появится желание. Ну а поскольку главный враг фоменковца – академический историк, то основная масса помоев достаётся ему. При этом фоменковцы постоянно восклицают: разве вы хотите быть на стороне этих обманщиков, которые наворотили огромную гору лжи и переписали нашу историю? Податливый читатель долго не может выдерживать эти эмоционально окрашенные атаки и рано или поздно поддаётся манипулированию.
Как бороться с «альтернативной историей»? Прежде всего, знаниями. Знайте больше, владейте понятийным аппаратом, историческими методами, фактологией, источниками. Будьте готовы привести хотя бы примерную цитату, сослаться на автора – это действует убийственно. Ведь фоменковец необразован, и крыть ему нечем.
Выводите оппонента на такое поле дискуссии, где он наиболее уязвим. История – наука точная, и её инструменты - это строгие факты и цифры. Математические расчёты, радиоуглеродный и дендрохронологический методы (они достаточно просты в изучении), а главное - археология. Даже простые способы датировки по культурному слою не оставляют камня на камне от фоменковских скачков через столетия. И если в области отвлечённого теоретизирования ваш оппонент может быть рьян (не забывайте об эмоциональном давлении), то среди расчётов и методов он бессилен.
Не поддавайтесь на провокации и манипулирование, сохраняйте спокойствие. Разите уверенно и холодно, но наверняка. Добивайте без пощады. Глупость и необразованность всегда смешна, а оказаться смешным равносильно тому, чтобы быть безоговорочно разбитым. Наша история, какая бы она ни была, должна быть чистой от этой шелухи, называемой «альтернативной хронологией».
Я заметил, что пэган/ фолк-метал очень популярен в России. У вас есть много групп, которые играют этот стиль, но как я слышал от многих российских друзей, этот стиль не очень популярен среди любителей, ему не хватает поддержки со стороны аудитории. Удовлетворены ли вы поддержкой людей, которые слушают метал и вашим статусом в Российской металлической сцене? Можешь ли нам рекомендовать какую-то группу из России?
Да, положение странное – языческий металл в России и популярен, и непопулярен.  Поясню. Активность групп этого жанра весьма высока, и именно они (а не дэт, трэш или металкор-группы) находят весьма значительное признание за рубежами России. Видимо, это происходит потому, что именно языческие и фолк-группы наиболее самобытны, обладают харизматичными чертами – иными словами, они самые интересные на всей российской метал-сцене. В самой России их поддерживают во многом за эту самобытность, а также за патриотизм, который, увы, как правило не свойственен «обычным» метал-жанрам. Паган-группы поют на родном языке; все иные же нередко предпочитают английский. Это одна сторона медали.
А вот сторона оборотная. Если взвесить на весах языческий метал и остальные жанры тяжёлой музыки, то первый будет проигрывать потому, что число его поклонников количественно меньше, чем у прочих. Я не зря написал именно о таком разделении – оно существует в действительности. Обычный металлист, в чьём плеере легко соседствуют дэт, блэк и хэви, далеко не всегда слушает ещё и фолк-метал. С другой стороны, поклонники фолк и паган-метала обособлены; дэт, грайнд и прочие подобные жанры им зачастую просто неинтересны. Итак, как видим, армия поклонников языческого метала не так и велика. Вот почему мы говорим о не такой уж большой поддержке этого стиля.
Что касается нас, ОПРИЧЬ, то имея большой опыт выступления на сборных концертах перед совершенно разной аудиторией, мы обращаемся к слушателю не как к фанату жанра, а просто как к человеку. То, о чём мы поём, близко каждому. Просто мы облекаем это в формы паган-метала, но это – всего лишь формы. Если слушатель заинтересовался сутью наших песен и всего нашего творчества, то он становится нашим соратником, а это самое важное для нас. Поэтому мы не гонимся за количеством поклонников. Пусть их будет немного, лишь бы они воспринимали наше дело всей душой.
Если говорить о группах, то я порекомендовал бы близкую нам по духу подмосковную группу БАСТИОН. Как и мы, они объединяют в своём творчестве русский дух языческого металла и стенобитную мощь хардкора. Как и мы, они выступают за здоровье телесное и духовное, за традиционные ценности. К сожалению, сейчас эта отличная группа взяла некоторую паузу, но я надеюсь, что ваш интерес может вернуть её к активной деятельности.
Два с небольшим года назад, а именно 2-го декабря 2012 года нам довелось выступить в городе Иваново. Этот город имеет множество эпитетов – «город невест», «текстильная столица России», «русский Манчестер» и пр. Всему этому он обязан высокой концентрации ткацких производств, сосредоточенных там, а также и тому, что трудились на этих производствах в основном женщины.
Поездки по Средней полосе России – само по себе удовольствие. В этот раз был пасмурный и достаточно тёплый день с мягким снегом, покрывшим всё вокруг. Правда, местами дорога была довольно скользкой. На подъезде к городу мы видели маршрутную «Газель» в канаве на боку, и сидящих на обочине пассажиров. По всей видимости, обошлось без серьёзных травм, однако всё равно неприятно – летали и сами подобным образом, знаем.
Припарковались у клуба (он находится на территории фабрики), разместились в отведённой нам гримёрке, осмотрелись. Зал средних размеров, небольшая, но довольно высокая сцена, добротный аппарат. Мероприятие предстояло сборное, но при этом весьма заслуженное – шутка ли, 16-й фестиваль BF Metal fest. Хэдлайнерами в этот раз были отцы костромского брутального мяса старой школы Barbarity, и вообще мясная тема в афише преобладала. В компании с такими группами выступать всегда весело – никто не нагоняет на себя пафоса, не сторонится, не ходит, нахмурившись от элитной серьёзности. Поскольку приехали мы довольно рано, то решили немного прогуляться и заодно пообедать.
Город Иваново не может похвастаться многовековой историей, поэтому в нём нет архитектурных ансамблей эпохи, например, Ивана Грозного, как в Ярославле или Ростове Великом. Это промышленный город с преобладающей застройкой 19 и 20 веков. В этом он чем-то похож на наш Рыбинск. Иваново состоялось как город в середине 19 века, во время бурного развития промышленности. Сёло Иваново и Вознесенский посад естественным образом слились в единый географический объект и получили имя Иваново-Вознесенск. Названием своим город, как это часто бывало в России с населёнными пунктами, обязан приходским церквям (вспомнить хотя бы многочисленные Борисоглебы по всей Среднерусской возвышенности). При этом село Ивань – предшественник Иванова – известно с 14 века и впервые упоминается в духовной грамоте Ивана Калиты. Вновь аналогия с Рыбинском. Однако вернёмся в клуб.
Выступать нам надлежало третьими, и после настройки у нас было достаточно времени побродить по заполняющемуся публикой клубу. Народ в Иваново на концерты ходит, насколько мы могли судить, дружными компаниями и предпочитает металл и старую школу. Преобладали косухи, высокие ботинки, длинные волосы и футболки соответствующего содержания. В таком виде, как вы понимаете, на концерты ходят не по углам стоять, и это настраивало на бодрый лад.
Первыми на сцену вышли Putrification – носители высокотехничного и чёткого дэт-металла с правильной идеологией. Лично мне впервые довелось видеть группу этого стиля, поющую не о кишках и демонах, а о вещах гораздо более жизненных – и гораздо менее толерантных. Со вниманием прослушав весь сэт, мы покинули зал с начинавшимся рубиловом и отправились облачаться. Следом за Putrification на сцену вышли, или даже выскочили, Sudden Raze – группа не заявленная в афише. Я считаю, что при всей дерзости их выступления им так и надо делать – появляться на чужих концертах, врываться на сцену и начинать ебашить, оглушая слушателей своей энергетикой. Трэш в исполнении этих троих парней с одной стороны вызвал наше искреннее восхищение, а с другой – заставил немного понервничать. Уже ко второй песне и на сцене и в зале стоял дым коромыслом и царил первобытный угар. Это сейчас они зал выжмут до предела – и что нам делать после такой бешеной энергетики? Меж тем парни не допускали остановок и гнали на полной скорости, демонстрируя не только неутомимость, но и добротную технику. Бесспорно, на ярославской сцене появилась яркая команда. Если не растеряют задора, то могут пойти очень далеко.
И вот, наш выход. Оказалось, что мы зря волновались, и ивановская публика не утратила решимости. С первой песни (а это была «Волчья верность»), у сцены закрутились мельницы и движение началось с новой силой. Само выступление я в подробностях не помню, однако всё прошло как надо. После хорошо сделанного дела со сцены сходишь немного другим человеком, и хочется прийти в себя. Ну а потом уже можно выдвинуться в зал и пообщаться с людьми, что мы и сделали. Новые знакомства, шумное общение в попытке переорать грохочущую сцену – но пора и в путь. И вот мы едем по заснеженным улицам с редкими автомобилями, выезжаем за город и окунаемся в необъятную темноту зимней ночи.

В этот раз мы привезём в Иваново обновлённую программу и исполним половину нового альбома. Мы уже начали обкатывать эти песни на концертах, и к моменту их записи они должны обрасти живыми, пламенными чувствами. Дух действа, эмоции зала и страсть музыкантов наполнят и напитают их перед тем, как они воплотятся в мегабайты трэков. Думаю, для нашей музыки это то, что нужно.
Что такое русофобия? Это ненависть ко всему русскому – от государства до валенок. Ну и самое главное – это ненависть к русским. Причём не только к этническим русским, но и ко всем, кто себя русскими считает в силу принадлежности или хотя бы даже симпатий к русской культуре.
Русофобия появилась неслучайно – у неё есть свои корни и причины, а также своя история. Например, во времена князя Святослава Всеволодовича (отца знаменитого Игоря из «Слова о полку Игореве»), чьи подручные подпирали горы Венгерские своими железными полками, суды судили на Дунае, перед кем хинова, литва, ятвяги и деремела склоняли головы, никакой русофобии не было. Не было её и в годы Батыева нашествия, когда русские княжества обескровили завоевательный удар степных орд, приняв его на себя. Не было её даже во времена правления Дмитрия Донского и его сыновей.
Однако когда Русское государство сбросило с плеч иго и отшвырнуло Орду подальше на восток, оно обрело достаточно сил и внимания для того, чтобы сконцентрироваться на утраченном за несколько веков. А утрачено было многое, и прежде всего на западе страны. У нас принято поругивать князя Александра Невского за то, что он немцев и шведов бил, а с татарами дружбу водил. И в расчёт не принимается его мнение о том, что западная опасность ничуть не грознее восточной – а может даже и смертоноснее.
Итак, за время борьбы с Ордой Русь утратила многие исконные земли на северо-западе и была отброшена от Балтики. На западе потери были ещё больше. В прошлое ушли те времена, когда русские князья тягались с поляками из-за червенских городков и считали их камнем преткновения. В общем, Русское государство имело достаточно оснований для претензий к державам за западными рубежами. С правомочностью этих претензий трудно было спорить, однако миром отдавать никто ничего не хотел. Война, как известно, суть продолжение политики, однако за годы существования христианства и его борьбы с инакомыслием успешно развилась и такая форма войны, как война идеологическая. Это когда противника очерняют в глазах всего мира и таким образом лишают морального права на его жизненные запросы.
Русофобия как идеология появляется именно в те времена, когда окрепшее Московское царство решило спросить со своих западных «партнёров» за все обиды. И появляется она именно на западе. Впервые русские стали выставляться в виде диких варваров с неправильной с точки зрения католичества формой христианства - православием. Выставляться как еретики, дикари и пьяницы. До этого правителей Европы вполне устраивало то, что русская держава, некогда на равных, а то и свысока роднившаяся с династиями Франции, Польши, Венгрии и Норвегии (не говоря о разорившейся Византийской империи), была выбита из европейской политики. Возвращение в эту политику и особенно желание вернуть утраченные земли было воспринято крайне болезненно.
Вот почему так востребованными оказались сочинения иностранцев, побывавших в Московии и вывезших оттуда груз негативных впечатлений. Эти сочинения печатались большими тиражами и всячески распространялись, становясь оружием в идеологической войне. Первым среди прочих – как по накалу русофобии, так и по её целенаправленности – стал немец Генрих Штаден, автор автобиографического опуса «Страна и правление московитов».
Дадим слово Википедии. Генрих Штаден родился в бюргерской семье в городе Ален близ Мюнстера. Готовился стать священником, но во время учения в гимназии повздорил с одним из соучеников, нанёс ему удар шилом в руку и, опасаясь уголовного преследования, переехал в Любек к двоюродному брату. Там Штаден работал над строительством городского вала, затем той же работой занимался в Риге, которой угрожали войска Ивана Грозного. Желая найти себе более выгодное дело, Штаден служил нескольким помещикам в разных областях Ливонии, в ходе войны уже распавшейся на части, без особого успеха занимался торговлей, в 1564 году под Вольмаром ненадолго присоединился к польскому отряду, совершавшему набеги на занятый русскими войсками Юрьевский уезд. Не поделив добычу после одной вылазки, Штаден попал в тюрьму; выйдя на свободу, принял решение перебраться в Русское царство.
Из этого описания видно, что человек он был конфликтный, не склонный к верности в службе, однако склонный к наживе. В дальнейшем мы убедимся, что каков был сам автор сочинения, какими глазами он смотрел на мир – таким этот мир и выходил из-под его пера. Однако вернёмся к повествованию.
Приехав в Москву, Штаден становится толмачом в Посольском приказе. Вникая в русские дела, беспокойный немец внимательно отслеживает «финансовые потоки» - где и как собираются дани, подати и прочие сборы. Где и как выдаются кормовые деньги и припасы для дьяков и служилых дворян. Кто руководит этими раздачами. И конечно, от глаз Штадена не ускользают уловки и злоупотребления ответственных чинов.
Тут надо сказать, что вот эти уловки и злоупотребления – это главное, на чём сосредоточилось внимание нашего героя. Видит око, да зуб неймёт – а так хочется. С другой стороны, Штаден не упускал из виду и возможности уклонения от наказаний, что при его характере и склонностях имело для него большое значение. Однако надо сказать, что продвигался по службе он вполне успешно, и вскоре получил земельное владение. Спустя некоторое время его владение было выведено в опричнину, а сам Штаден возглавил небольшой опричный отряд.
Далее записки изобилуют описаниями опричных казней и разорений, в которых, надо понимать, участвовал и сам Штаден. Наибольшую добычу он привёз из покорённого Новгорода, где грабил сёла и монастыри. Всё это наш персонаж подробно описал в своих «Записках». Описывал он только лишь то, что было ему близко и понятно – грабежи, злоупотребления властью, насилие и разбой. Поэтому не стоит удивляться тому, что русские в его записках – сплошь воры, пьяницы, казнокрады и живодёры. Читая записки преуспевшего в стяжательстве немца, вы то и дело видите: «1000 рублей», «расправа», «бить батогами», «продажа пленных», «много денег и добра», «сажали на кол» и т.д. Как будто ничего другого в стране и не происходило. Надо ли пояснять, что рукопись Штадена стала столь желанным материалом для русофобов всех последующих эпох, настольной книгой, милой сердцу. На неё ссылались как на исторический источник за авторством очевидца. При этом не принимался в расчёт столь специфически узкий взгляд на жизнь и особенности характера лица, сумевшего применить свои навыки ловли рыбы в мутной воде столь успешно.
Однако судьба переменчива. При пересмотре поместных раздач Штаден лишился своих владений. Иными словами, награбленное и приобретённое грабежом у него отобрали. Тогда он решил уехать из Москвы и перебрался в Рыбную Слободу, где обзавёлся мельницей. «Спустя некоторое время, - пишет обескураженный немилостью царя Штаден, - бросил я все, уехал в Рыбную Слободу и выстроил там мельницу. Но тщательно обдумывал, как бы уйти из этой страны». Однако в будущем Рыбинске авантюрист не зажился (вот бы узнать, почему) и отправился в Поморье, где стал промышлять торговлей мехами. Оттуда на голландском корабле он и уплыл из России, мечтая тем не менее однажды вернуться и расквитаться с обидчиками, а также получить долг с Ивана Грозного.
Что было дальше (а дальше кое-что было), вы можете узнать сами – благо, это несложно. Так было положено идеологическое обоснование русофобии. Ну а дальше, по мере развития и усиления нашей страны, это явление лишь разрасталось, формировало свою мифологию и демонологию, с чем дожило и до наших дней.
В конце прошлого уже года мы дали довольно объемное интервью порталу ghgumman.blogg.se. Ресурс построен по принципу блога, однако дать ссылку на конкретно нашу часть нам не представляется возможным - такова структура.
Размещается там поистине огромнейшее количество интервью групп со всего света, и листая длинные страницы, понимаешь, насколько велик мировой андеграунд. Весь этот олдскульный трэш в лосинах, чёрно-белый блэк с факелами, свирепые китайцы, пёстрые кишки грайндкора, пафосные фотосессии на фоне танков, сценические селфи с поклонниками - все чудеса в наличии. Интервью в основном на английском (есть и на родном шведском), поэтому ниже мы приводим его русский перевод.
Итак.

Как называется ваша группа?
ОПРИЧЬ
Как группа было собрана?
Первые попытки сочинения песен делались ещё в школе. Постепенно из этой сумбурной и не всегда осмысленной деятельности выросла группа. Думаю, так было у многих.
Что скажете о себе?
Полагаю, мы довольно хороши и искренни – а это самое важное ))
Откуда участники группы и каковы их роли?
Мы все из России, из города Рыбинска. Город расположен в европейской части нашей огромной страны, в верховьях реки Волги. Наша группа состоит из пяти человек: Пан (вокал), Яромир (гитара, бэк-вокал), Колядо (гитара), Пересвет (бас) и Владимир (ударные). Однако за пределами сцены нам помогают ещё двое – наш бывший басист Пустосвят (соавторство музыки) и Михаил (народные инструменты, а также запись и сведение).
Какие цели вы преследовали, начиная?
Как и многие, мы хотели выразить себя в музыкальной и поэтической форме. Т.е. побудительной причиной было желание творчества.
Как вы охарактеризуете себя для тех, кто вас не слышал?
Если подходить со стороны стилистики, то это металл с большим влиянием хардкора, в котором помимо традиционных для тяжёлой музыки инструментов присутствуют и русские народные инструменты. Если с идеологической стороны, то наше творчество – это славянское язычество, а сами мы – приверженцы Традиции и патриоты своей страны и своего народа.
Где прошло ваше первое выступление?
В Рыбинске, нашем родном городе.
А последнее на данный момент?
Как ни странно, но тоже в Рыбинске. 15 ноября мы представляли наш последний на данный момент диск.
Кто пишет песни – музыку и тексты?
Тексты пишу я, Яромир. Музыка же – плод коллективного сочинения всей группы.
Как обстоят дела с юмором в вашей банде?
Мы вообще люди весёлые, так что юмор – это то, что постоянно сопровождает наше творчество, однако остаётся за пределами песен.
Что хорошего и плохого можете сказать о себе?
Мы – сплочённый коллектив, твёрдо знающий, чего мы хотим, и как этого добиться. Таков несомненный плюс. Из отрицательных сторон я назвал бы недостаточную работу над собой.
Как бы вы описали свой стиль? О чём ваши песни?
Наш стиль – северорусский языческий металл, который мы называем кратко nordcore. Поэтому неудивительно, что наши песни – о прошлом нашей земли, о её людях. Слушая наши порой агрессивные песни, вам может показаться странным, что все они на самом деле – о любви. О любви к родной земле, к Руси.
Вы пишете собственный материал или исполняете кавера?
По большей части собственные песни. Впрочем, в нашем арсенале есть несколько каверов - РАЗНОТРАВЬЕ, ТЕМНОЗОРЬ, SOL INVICTUS.
Есть ли у вас изданные альбомы?
На данный момент в нашей дискографии 5 компакт-дисков и 1 винил, не считая синглов и отдельных песен на разных сборниках. Среди этого полноформатных альбомов пока 2, а остальное – сплиты, мини-альбомы и совместные проекты.
А клипы?
Последнее наше концертное видео – вот:
http://youtu.be/lGOQ9ulRP5I
Впрочем, на YouTube у нас есть свой канал, где можно увидеть разные сюжеты, связанные с группой:
http://www.youtube.com/user/Oprichband
Сколько лет участникам?
Средний возраст участников ОПРИЧЬ - 30 лет. Когда мы начинали, мы были, естественно, намного моложе ))
В каком возрасте вы начали играть музыку?
Первый раз мы взяли инструменты в руки лет в 14-15, я думаю. Когда собирали ОПРИЧЬ, нам было уже по 20 с небольшим.
Сколько вам было лет во время первого выхода на сцену?
Во время нашего первого серьёзного концерта нам было 18-19 лет. Правда, это была ещё не ОПРИЧЬ, но с той группы многое началось.
В каком году это было?
Выступать я начал с 1994 года. Правда, это была другая группа. Что касается ОПРИЧЬ, то её начало мы отсчитываем с 1998 года. А первый диск мы выпустили в 2005 году – и это тоже своего рода начало.
Лучший и худший концерт в вашей жизни.
Трудно сказать. Сейчас кажется, что если не лучшим, то по крайней мере одним из лучших был самый последний на данный момент концерт, небольшое видео с которого вы могли посмотреть выше. Если говорить о худшем концерте, то наверно это такой, на котором публика была апатична и неактивна. Впрочем, любой концерт – это не только само выступление, но и небольшое приключение, включающее в себя поездку туда и обратно, общение с друзьями, а также полезный опыт сценической работы. В этом смысле любой концерт приносит удовольствие и оставляет приятные воспоминания.
Где вы планируете выступить?
Пока концертных планов у нас нет.
Где вы выступали за время существования группы?
Мы выступали пока только на территории России, в европейской её части. Однако и это – весьма значительная территория по охвату. Дело в том, что Россия – очень большая страна, и переезды по ней требуют немало времени.
Назовите лучшую группу из тех, с кем доводилось выступать.
Если говорить о тех, с кем мы выступали в одном концерте, то это ТЕМНОЗОРЬ и TAAKE.
Назовите самый многообещающий свой концерт.
Все концерты хороши, если со сцены мы видим горящие радостью глаза слушателей.
Доводилось ли вам отправляться в длительные туры?
Туров пока не было, только разовые концерты.
Насколько большую аудиторию вы собираете на своих выступлениях?
Поскольку на больших фестивалях мы ещё не выступали, то наша аудитория – стандартная для клубов: от 100 до 500 человек.
Каковы ваши планы на ближайший год?
Будем записывать третий полноформатный альбом. Если поступят предложения о концертах, то конечно отправимся выступать – это всегда замечательно!
Где вы обычно выступаете?
Обычно это клубы или фестивали, однако не очень большие.
Взбодряетесь чем-нибудь перед выступлением?
Нам не нужны какие-то вещества или жидкости – мы и так бодры и полны энергии )))
Каковы ваши цели в музыке?
Мы не ставим себе материальных целей. Наши задачи лежат в области творчества – выражать свои мысли и чувства как можно лучше и искреннее, сочинять яркую и мощную музыку, рассказывать людям о величественной красоте Русского Севера и о его жителях.
Какие группы больше вас вдохновляют – старые или современные?
Бывает по-разному. Хотя старые группы, как правило, не подводят.
Каковы источники вашего вдохновения?
Прежде всего, природа. Также, конечно, люди, события, происходящие с нами, история России.. Хотя, вдохновение – это такая вещь, которая приходит сама по себе, иногда в самое неожиданное время.
Каков ваш первый шаг при написании песни?
Сначала пишется текст – это обязательное правило. Текст создаёт настроение, и дальше музыка сочиняется уже сама собой.
Что думаете насчёт скачивания музыки из сети?
В этом вопросе мы придерживаемся традиционного взгляда: скачал музыку для ознакомления – купи диск, поддержи группу.
Какие стили предпочитаете слушать сами?
Самые разные – начиная от фолка и заканчивая грайндкором.
Чем вы дорожите больше всего?
Чувством своей искренности.
Когда вы на сцене, боитесь ли вы чего-нибудь?
Когда мы на сцене – никакого страха нет.
Имеете ли сторонние проекты?
О, да, у нас есть проекты, в которых мы развиваем некоторые идеи, не нашедшие воплощения в ОПРИЧЬ.
Играют ли участники группы в других группах?
Каждый из нас помимо ОПРИЧЬ играет ещё хотя бы в одной группе.
Помимо музыки где работают участники вашей группы?
Двое из ОПРИЧЬ работают на крупном заводе, выпускающем газотурбинное и авиационное оборудование, ещё двое заняты в сфере транспорта, и один участник трудится в области недвижимости и строительства.
Важны ли для вас ваши поклонники?
Мы андеграундная группа, и наши поклонники становятся не только нашими единомышленниками, но и нашими друзьями. Конечно, они важны для нас.
Часто ли вы репетируете?
Поскольку сейчас мы живём в разных городах, то репетировать удаётся нечасто.
А где репетируете?
Репетиции проходят в Рыбинске, в старинном деревянном доме со скрипучими полами и атмосферой 19 века ))
Что движет вами помимо желания заработать своей музыкой?
Нами движет творчество. А зарабатывать на музыке мы не пытаемся. Тем более, что в России заработать на металле крайне сложно.
Есть ли у вас сайт?
О, да!
http://www.oprich-band.com
Опишите ваш концерт.
Мы играем быстро, громко, возможно, немного грязно – но искреннее и от всей души. Иногда мы выступаем в народных костюмах, иногда – в футболках и джинсах. Это зависит от настроения ))
Ваше мнение о музыкальной индустрии.
Боюсь, сейчас не лучшие времена. С одной стороны, музыка стала слишком доступной для слушателей, и это обесценило её как таковую. С другой – компьютерные технологии позволяют буквально каждому создавать свои проекты, и из-за этого мир музыки стал слишком перенасыщен.
Каковы самые большие препятствия на пути вашей группы?
Я думаю, недостаток времени.
Опишите ваше звучание одной короткой фразой.
Наш звук – громкий и плотный, словно залп непобедимой русской артиллерии.
Есть ли у вас какой-нибудь ритуал перед выходом на сцене или на ней?
Мы всегда здороваемся с публикой, всегда представляемся, всегда рассказываем, о чём наши песни. Вообще, мы стараемся разговаривать с людьми со сцены, протягивать руку дружеского общения. Это, конечно, не совсем ритуал, но такое поведение взято нами за правило ))
Что-нибудь добавите на прощание?
В 60-е годы люди верили, что музыка способна сделать мир лучше. Жизнь показывает, что этого не случилось, однако это не значит, что пришла пора отчаяться и прекратить попытки.